Киргизия. Город Бишкек. Собор Воскресения Христова

 (524x699, 95Kb)
К началу Великой Отечественной Войны в Киргизии не оказалось ни одного действующего православного храма, и только кое-где нелегально теплилась приходская жизнь. Один, самый первый, Свято-Никольский городской собор в дубовом парке, превращен в музей искусств, другой, Свято-Серафимовский, — в детский дом, а потом разрушен. Разрушены были храмы и в ближайших пригородных селах: Лебединовке, Ново-Покровке, в других.
Когда в 1942 году по решению И.Сталина были приостановлены гонения на Церковь, общины верующих по всей Киргизии стали подавать прошения о возвращении им церквей. Храмы стали возвращать, но столичный Никольский собор, оказавшийся в непосредственной близости от правительственной площади, верующим возвращать не собирались (не вернули его и до сих пор). Взамен этого фрунзенской общине была предложена неподалеку, на пересечении улиц Ленина (теперь пр. Жибек Жолу) и Ворошилова (теперь ул. Тоголока Молдо) другая территория и недостроенное здание Кирпромсовета.

Наконец, в 1943 году появилась возможность создания в столице Киргизской СССР православного храма.

Поначалу, пока шла перестройка здания, службы велись под открытым небом. Епископу Среднеазиатскому и Ташкентскому Кириллу при объезде епархии часто приходилось служить у недостроенных храмов. Об одном из таких богослужений во Фрунзе очевидец отзывался так: «Воодушевление паствы неописуемое. Ближе всех подбегали к Владыке дети, некоторые из них отбрасывали камушки, которые могли попасть ему под ноги».

Реконструкция помещения для храма велась по проекту архитектора В.В. Верюжского.

Изменения коснулись в основном наружной отделки. Здание перекрыли двускатной крышей и украсили небольшими маковками. У южного фасада была возведена шатровая колокольня высотой 29,5 м. В целом, белоснежный храм с ярко-голубой кровлей и куполами в форме луковок приобрел традиционный русский облик.

Внутри собора сломали все перегородки и оставили один большой зал, только алтарь отгородили трехъярусным иконостасом. С солеи в алтарь ведут двое царских врат, потому что первоначально в соборе было устроено два престола — Воскресения Господня и Святителя Алексия. Рассказывают, что в этом здании первоначально предполагалось разместить клуб. Может быть, наш Воскресенский собор — единственный храм, который при советской власти перестроили из клуба. Обычно церкви превращали в клубы и кинотеатры, а у нас — наоборот. Особо следует сказать про фреску (маслом) на наружной стене храма. При перестройке здания на восточном фасаде со стороны алтаря сделали нишу, к которой вело несколько ступеней. В этой нише в 1953 году художником Б.Н. Чистяковым был написан маслом образ Воскресения. Настоятель о. Александр (Рябцовский) работой был очень недоволен, заставлял художника несколько раз переписывать, но прихожане образ полюбили, фотографировались перед ним, постоянно приносили цветы, а на большие праздники ставили на возвышение перед иконой свечки. В 1994 году икону обновили и образ был изменен. Сейчас восточная часть Воскресенского собора расширяется. После пристройки высокого придела алтарь будет перенесен в новое помещение, а восточная стена с образом Воскресения очевидно будет разрушена.

К середине 50-х годов все основные работы по обустройству Воскресенского собора были закончены. Кроме храма на территории собора было тогда одно небольшое одноэтажное здание, в котором располагалась и сторожка, и контора, и комната для отдыха священников, и крещальня. Помещение крещальни было тесным и душным, и приходской совет обратился к властям с просьбой разрешить строительство новой крещальни. Москва такое разрешение дала, но местные власти были против, предлагая капитальную реконструкцию: сломав старый, построить новый, более поместительный собор, предусмотрев в нем место для крещальни. Настоятель о. Александр (Рябцовский) отказался ломать святыню. В конце концов, органы советской власти разрешили строительство новой крещальни.

Проект архитектора Т. Гойгова, выдержанный в строгом классическом вкусе, был утвержден в начале 1956 года, но строительство всячески затягивалось.
Ускорило постройку крещальни в 1957 году только «случайное» событие — Всемирный Фестиваль Молодежи в Москве. Его участников собирались провезти по всей стране, ожидали их и в Киргизии. Если бы они захотели ознакомиться с жизнью верующих в Советском Союзе, им бы показали фрунзенский собор. Чт

Запись опубликована в рубрике Обо всём. Bookmark the permalink. И комментирование и trackback'и в настоящий момент закрыты.