Легенды Киргизии

Легенды Алатоо. Кошой-Коргон — цитадель правителей внутреннего Тянь-Шаня

Таинственные руины средневекового города-крепости, украшающие первозданный пейзаж в центре горной системы Тянь-Шаня, на высоте 3000 метров посреди малолюдного плато Атбаши, народные предания связали с именем хана Кошоя — ближайшего сподвижника и родного дяди легендарного предводителя киргизов, богатыря Манаса. По легенде, Кошой воздвиг мощную цитадель для защиты киргизских племен от захватнических набегов со стороны Китая. Двадцать девять лет стены и башни Кошой-Коргона отражали яростные атаки врагов, до тех пор, пока из-за предательства крепость не была взята врагами. Героический эпос «Манас», веками складывавшийся на огромных просторах Центральной Азии — от верховий Енисея до Ферганской долины — в собирательных сюжетах, как позже выяснили ученые, отразил самые драматические моменты в истории региона.
В европейской науке старинная крепость впервые упоминается с 1859 года, после того, как известный путешественник и этнограф, офицер царской армии Чокан Валиханов, возвращаясь из экспедиции в Кашгар, услышал от проводников, что неподалеку от знаменитого средневекового караван-сарая Таш-Рабат находятся развалины большого города, которому киргизские сказители — манасчи — приписывают легендарное прошлое. Валиханов, бывший страстным собирателем фольклора, посетил местность и описал свои впечатления.

Существование с древних времен крупного поселения в высокогорном районе Тянь-Шаня у истоков реки Нарын возбудило большой интерес исследователей. Через четверть века Кошой-Коргон стал известен в среде историков благодаря его описанию авторитетнейшим востоковедом В.В.Бартольдом, который, сравнив результаты собственных изысканий с анализом средневековых письменных источников, отождествил руины крепости с городом Ат-Баш, упоминаемым в нескольких исторических хрониках до и после монгольских завоеваний.

«Местность расположена на высоте около 7000 футов над уровнем моря, отличается суровым климатом и со всех сторон окружена горами, все эти условия не могли благоприятствовать развитию оседлой жизни», — с изумлением констатировал академик Бартольд в научном отчете 1894 года. Другие ученые высказывали предположения, что это был не обычный средневековый город с укрепленной цитаделью правителей и внешними стенами, защищающими кварталы ремесленников и торговцев, а поселение воинственных скотоводов-кочевников, которое, хотя и находилось на перекрестке важнейших караванных троп, но охраняло, прежде всего, окрестные летние и зимние пастбища.

По мнению советского археолога А.Н.Берштама, с 1944 года возглавлявшего специальную Тяньшано-Алайскую экспедицию, средневековый Ат-Баш не был центром ремесла и торговли, но, главным образом, служил ставкой военных правителей кочевых племен, а также служил укрытием, «куда сгоняли скот во время войны, [где] укрывались женщины и дети».

Находки нескольких археологических экспедиций, работавших на раскопках Кошой-Коргона с 1937 по 1989 год, доказали, что укрепленное городское поселение на магистральных маршрутах Великого Шелкового пути, связывавших Ферганскую долину, Семиречье и берега озера Иссык-Куль с Кашгаром, откуда путь продолжался в Тибет и Китай, возникло не позднее VII века. Но период его наивысшего расцвета приходился, скорее всего, на X-XII века, когда Ат-Баш был цитаделью тюркских правителей Тянь-Шаня, принадлежавших к великим династиям, в те времена распространявшим свою власть на весь Туркестан.
ЭПОХА ВЕЛИКИХ СТОЛКНОВЕНИЙ

Наверное, VII-XIII века, были периодом, определившим дальнейшие исторические судьбы, и современный этнокультурный облик большинства народов Центральной Азии. Одновременно с упадком Тюркского каганата начались арабские завоевания и утверждение ислама к северу от Амударьи, среди оседлого населения древних оазисов Бактрии, Согдианы, Хорезма, Чача и Ферганы. Потеряв многовекового могущественного противника в Евразийских степях, Китай, в свою очередь, устремил новую экспансию на запад от пустыни Гоби, в область Небесных Гор. Между тем на обширных пространствах Пестрых гор — Алатоо, от Саян и Алтая до Памира продолжал кипеть бурный котел не истратившего внутреннюю энергию мира тюркских племен, на поверхности которого, как пузыри, вздувались призрачные империи, за несколько лет подчинявшие «половину мира», но спустя век или даже полвека сменявшиеся другими.

В середине VIII столетия пришедшие с Алтая племена булак, чигиль (джекиль) и т

Запись опубликована в рубрике Обо всём. Bookmark the permalink. И комментирование и trackback'и в настоящий момент закрыты.